Как украинский казак попал в Вену и открыл вкус кофе
16.03.2008 г.
Скоро исполняется 325 лет с тех пор, как украинец Юрий Кульчицкий, реализовав несколько переходов через позиции турецкой армии, принес венцам радостную весть об освобождении. Кульчицкий стал графом, а еще... получил несколько мешков сизо-зеленого зерна.
Свои приключения сам Кульчицький описал в книге, которая появилась в 1684 г. в Вене. Родился Юрий Франц Кульчицький в селе Кульчицы Шляхотски возле Самбора в 1640 г. В молодости пошел на Сечь, во время одного из походов попал в турецкий плен, где выучил не только турецкий язык и обычаи, но и... пристрастился к кофе.

Благодаря этому он стал переводчиком в Аккермане (теперь Белгород- Днестровский) в "Ориентальной Торговой Компании", которую основали венские купцы. В 1778 г. покинул компанию и перебрался в Вену, где стал импортером восточных товаров. Во время турецкой осады Вены в июле 1683 г. Кульчицький жил в участке Леопольдштадт. 
Великий визирь расставил свою почти двухсоттысячную армию на правой стороне Дуная, окружая Вену полукругом. Венцев охватил большой страх. Оборонец Вены граф Эрнст Ридигер Штаргемберг имел в свом распоряжении 16 тысяч регулярного войска и 6 тысяч граждан Вены.
Ночью 17 июля ситуация для оборонителей Вены значительно ухудшилась, так как войска великого визиря Мустафы заняли Пратер и Леопольдштадт и прервали связь города с левым берегом Дуная. В Вене настали голод и эпидемия брюшного тифа, которые стали косить оборонителей. Постоянный обстрел служил причиной пожаров, отчаяние охватило жителей города.
Граф Штаргемберг нуждался в постоянной связи с князем Карлом Лотарингским, который тогда со своей армией разбил лагерь на некотором расстоянии, и искал мужчину, который решился бы прокрасться через вражеский лагерь к позициям войск, которые приближались на отпор Вены. Но все прежние курьеры были пойманы турками и замучены. В этот критический момент графу и представили Кульчицкого. Украинец согласился добраться с письмами к князю Лотарингскому и возвратиться в город с новостями. Кроме этого, Кульчицькому передали письма, в котором цесарю Леопольду сообщалось о положении в городе.
"Нет слов, чтобы описать, с каким упорством наши обороняли предместье и здания, к которым уже в первый день осады враг приблизился на 60 шагов, - писалось в письме. - Наши люди сражались очень храбро. Но теперь враг со своими минами уже стоит перед стенами, а у нас нет ни гранат, ни соответствующего оружия и вышколенных воинов. Количество оборонителей с каждым днем все меньше. По списках, которые мы получили вчера, у нас 1902 мертвых и раненных, четыре полковника и многочисленные капитаны погибли, брюшной тиф свирепствует. Где князь Лотарингский теперь, не знаем, так как мы не получили ни одной ответа на многочисленные письма, которые мы ему написали - связь прервана".
13 августа, близко к полночи Кульчицкий отправился в путь с письмами и грамотой, которая также должна была обеспечить ему наибольшую поддержку на христианской стороне. Сопроводил его товарищ Юрий Михайлович, тоже украинец родом из Сянока, который перед тем был на службе у цесарского посла в Константинополе. Он владел турецким языком и знал турецкие обычаи. Оба были одетыи вооружены по-турецки: Кульчицкий - в турецкого купца, а Михайлович - в его слугу.
Темной ночью, пробираясь между холмами, они вдруг заметили, что находятся между турецкими шатрами и уже не знают, какой дорогой идти.
"Страшная то ночь была! - писалось в львовской "Зоре" 1883 года. - Лило как из ведра, а кругом нависла такая тьма, что дороги ни на шаг не было видно. Наши смельчаки, прикорнувши на сырой земле между шатрами, чтобы защититься от ветров и дождя, решились так переждать до рассвета.
Когда рассвело, посланники увидели, что они посреди неисчислимого множества шатров. Сперва их окутала тревога: как найти дорогу в этом лабиринте? Но долго думать не стали, решили испытать судьбы и тронулись в путь. Промокшие, трясущиеся от переохлаждения, бодрились и шли смело, напевая турецкие песни.
В конце их таки задержали у шатра одного аги, который призвал их к себе и спросил, что их принуждает к странствию в такое неспокойное время. Кульчицкий объяснил, что он из Белграду, а товарищ его - с Большого Варадина, они пришли сюда как купцы , но потеряли все имущество, и теперь должны наниматься на работу. Сжалившись, ага велел подать кофе и, поболтав, отпустил, предостерегая, чтобы не заходили далеко, так как могут попасть в руки неверных.
Счастливые, что так просто вырвались из лагеря неприятеля, отправились они через взгорье, и вскоре увидели на острове людей. Одежда указывала на то, что это христиане. Люди помогли посыльным переправиться через Дунай.
Тут же стоял лагерем дивизион драгун и хорватов. Их полковник, пересмотрев бумаги, дал послам добрых коней и отослал в обществе горстки жолнеров к главной квартире князя Лотаринского".
Утром 15 августа 1683 г. Кульчицкий передал письма князю Лотарингскому. Отвага Кульчицкого вызвала удивление в цесарском лагере, и князь осыпал обеих смельчаков похвалами. Но самая сложная задача - передать ответ князя Карла Лотарингского в Вену оставалась нерешенной. Кульчицкий сознавал, что от удачного выполнения задачи зависит освобождение Вены, поэтому решил как можно быстрее возвращаться. Поздно вечером 16 августа обеих путешественников перевезли через Дунай, и они снова тронулись вдоль реки в направлении города. Чем ближе подходили, тем опаснее становилось. Турецкая разведка не теряла бдительности.
"К счастью смелых наших путешественников, - читаем в "Зоре", - началась буря с дождем, и это спасло их от мусульманского плена. Но с наступлением ночной тьмы, они были вынуждены снова лечь на землю и дожидаться ответа.
Вскоре путники решили идти разными путями - чтобы хотя один из них сумел доставить послание.
Кильчицкий прибыл в Вену ранним утром. Штаргемберґ на радости опубликовал письмо, которое Кульчицький принес в город. В письме сообщалось, что из Баварии и Саксонии уже идет помощь. Кроме этого, на отпор города идет большое войско под командованием польского короля Собеского.
О счастливом возвращении Кульчицького было сообщено на втором береге Дуная сильным дымом и ракетами. В самом же городе началось ликование. Только отпор мог спасти Вену. Голод и болезни, отчаянные штурмы обессилили мещан.
Расположение духа было снова приподнятое. С новым упорством каждый старался делать все возможное для обороны города".
По возвращении Кульчицького, осада Вены продолжительная уже не долго. 11 сентября 1683 г. венцы увидели ракеты в Калєнберге, а это означало, что христианские войска готовы к наступлению. 12 сентября немецкие войска атаковали турков с флангов, а король Собеський напал на центр турецкого войска, украинские же казаки пошли в наступление на штаб Мустафы.
После отчаянного боя Вена было освобождена. В руки победителей и проголодавшихся в осаде венцов попал впечатляющий трофей: 20 тысяч палаток, 20 тысяч быков, буйволов, верблюдов и мулов, 10 тысяч баранов, 100 тысяч мешков зерна.
Баварские драгуны на дунайском острове захватили еще и 500 мешков сизво-зеленого зерна, назначение которого никто не знал. Правда, лейтенант, который командовал отрядом, слышал, будто этими зернами турки кормят верблюдов, но, поскольку верблюдов в Европе нет, он приказал выбросить мешки в Дунай. И жители острова запротестовали, и тогда усердный кавалерист приказал разжечь костер, куда полетело несколько мешков. В этот момент появился Кульчицький, который со времени турецкого плена чудесно знал об употреблении этих зерен, и поспешил вступиться. Бравому воину не могли ни в чем отказать, и таким образом запасы кофе были спасены.
Итак, когда Кульчицкого пригласил к себе комендант города ґраф Штаргемберг и поинтересовался, каким образом может он вознаградить героя за его жертвенность, то в ответ услышал:
- Глубокоуважаемый и милостивый господин, вы разве знаете, что в турецком лагере, между богатой и драгоценной добычей есть также многочисленные мешки с сизо-зеленими зернами?
- Слышал я об этом, но до сих пор никто не мог мне объяснить, к чему они могут пригодиться, - сказал Штаргемберг.
- Я знаю эти зерна, из них готовят напиток, который приятно возбуждает кровь, но при этом не меняет сознание. Дайте мне, милостивый господин, несколько мешков того зерна, и я приготовлю из них знаменитый напиток, названый кофе. А в скором времени он так же станет любимый среди венцов, как сейчас среди турков.
Совет города удовлетворил просьбу Кульчицького и разрешил открыть кофейню в городе. Почти 500 мешков кофе стали его собственностью. Кроме кофе, Кульчицький получил от магистрата еще значительную сумму денег, но вместо обещанного дома достал только помещение в доме в Леопольдштадте и стал гражданином Вены.
Сперва Кульчицький продавал кофе на улицах Вены, нося на доске чашки. Поначалу горький кофе не нравился венцам. К тому же горожане, которые просидели в осаде несколько месяцев, не могли спокойно дегустировать кофе по-турецьки. Но на помощь пришел случай. Но однажды кофевар придумал... добавить в кофе сахар, а затем и молоко. Поскольку же Кульчицкий был не только храбрым, но и предприимчивым, то решил - если кофе по-турецки не нравится, будем готовить кофе по-венски. Таким образом появился венский кофе. Со временем Кульчицкий усовершенствовал процедуру: в кипяток он засыпал размолотый кофе, фильтровал, потом прибавлял три ложки молока и немного меда. Изобретение Кульчицкого вызвало ужас у пленных турков, но пришелся по душе венским мещанам.
Богатые виноградники вокруг столицы были вытоптаны и сожженные турками, это на несколько лет лишило венцов вина, а потому ничего не оставалось, как попробовать новый напиток, который готовится в кабаках. А когда Кульчицький заказал у венского пекаря Крапфа рогалики в виде полумесяца, которые назывались "кипфель", патриотичные чувства венцов были удовлетворены полностью. Отныне каждый житель Вены с большим удовлетворением каждое утро выпивал чашку кофе по-венски с рогаликом, который напоминал форму ненавистного полумесяца, который украшал флаги турок.
Продав свое помещение, Кульчицкий и его женщина Мария Урзуля, приобрели вместе с тем скромное помещение в центре города и превратили его в кабак, хотя и очень маленький. И поскольку "венская мокка" стала такой популярной, то он открыл новый кабак "Под синей бутылкой". Здесь он уже имел просторное, но слишком темное помещение, освещенное шестирамной венецианской люстрой со свечками. Под стенами стояли деревянные лавы, а перед ними - дубовые столы. Посреди кабака гости общались стоя. В боковом покое жарили и варили кофе на большом костре в медных котелках и кофейниках.
Посетители частили сюда не только из-за кофе, но прежде всего, чтобы увидеть Кульчицкого, который у венцев пользовался большой популярностью. Влекла гостей и его красивая женщина Мария Урзуля.
Со временем Кульчицкий получил от города строительный участок и разрешение на строение каменки, где мог бы удовлетворить все потребности своих гостей. Новый дом, который тоже имел деревянные лавы и столы, стоял возле моста Шлягбрике (теперь Шведенбрике).
После смерти Кульчицкого "профессия" кофеваров в Вене стала успешно распространяться. В 1700 г. в Вене было уже 4 кофейни, в 1748 г. - 11, а в 1780 г. в самом только Леопольдштадте - аж 6. В скором времени венский стиль заимствуют другие европейские столицы. Ныне венская кофейная профессия охватывает почти 1800 предприятий, которые сорганизованы в так называемой Профессиональной группе кофеен Вены в Венской Торговой Палате.
observer.sd.org.ua